2019-09-22
Решение проблемы иммиграции во Франции в контексте выборов ...

Важно. Безопасность и проблемы преступности во Франции. Имущественные преступления во франции

В Москву на урбанистический форум приехала
Софи Боди-Жандро – профессор Сорбонны, социолог и специалист по
этнопреступности, изучающая мигрантов, уличные банды и межнациональные
столкновения в городах. «Город» поговорил с ней о ксенофобии в
современной Европе – и как этот опыт использовать.

  • Во
    Франции ситуация очень специфическая, потому что официально в законе не
    существует понятия национальности: когда оформляют преступление, есть
    только одно уточнение – совершил ли его гражданин страны или иностранец.
    Понятно, что этот критерий не позволяет собирать статистику: у многих
    иммигрантов даже в первом поколении легко может быть французский
    паспорт. Поэтому во Франции это недопустимо даже на уровне языка – ни
    один полицейский в официальном выступлении не позволит себе назвать
    злоумышленника «афрофранцузом» или «арабом». Я как ученый считаю это
    чудовищным лицемерием – очевидно, что корни и происхождение всегда будут
    для людей важнейшим фактором самоидентификации. Даже когда я собираю
    данные в беднейших иммигрантских кварталах, это постоянно всплывает в
    разговоре: «Да у него же бабушка была из Болгарии!» Но в официальном
    поле этого не существует. И когда чернокожие подростки жгут машины, они
    сами считают себя французами, обделенными государством, и власти считают
    их французами. В Англии регулярно случаются иммигрантские восстания:
    пакистанцы бьются со скинхедами или что-то в таком духе. У нас такое
    тоже бывает, но вслух об этом не говорят никогда. При этом межэтническое
    напряжение, безусловно, существует, сейчас в Париже самая накаленная
    тема – цыгане. В стране очень много подростков-выходцев из Болгарии и
    Румынии, которые занимаются кражами, грабежами и проституцией, при этом у
    них нет документов, и, когда их пытаются посадить в тюрьму, они
    говорят, что им еще не исполнилось 15 лет, – и по закону их обязаны
    отпускать. По неофициальной статистике 30-40% карманных краж во Франции
    или как минимум в парижском регионе сейчас совершают именно подростки
    цыганского происхождения.
  • Насколько вообще силен сейчас во Франции уровень ксенофобии?

  • Он
    очень неоднороден даже внутри парижского региона. Если поделить регион
    на три части, то в первой – внутреннем ядре, собственно, в Париже и его
    центре, будет самый высокий уровень преступности, в том числе и
    этнической. При этом люди, которые тут живут, в большинстве своем
    абсолютно не кровожадны и совершенно точно не хотят, чтобы на улицах
    стало больше полиции. Город ощущает себя интеллектуальной столицей, и
    это позволяет горожанам относиться к этнической преступности с ноткой
    философии: «Мы живем в глобальном мире, это цена, которую приходится
    платить. Подумаешь, украли телефон, ничего страшного не произошло». Если
    же двинуться дальше в пригороды, особенно в северные и восточные, мы
    попадем в самые бедные и неблагополучные районы, где по статистике от
    преступников хоть раз пострадал каждый второй. Люди боятся ездить по
    вечерам на электричках, боятся отпускать детей одних, боятся заходить в
    подъезды. Разумеется, все они недовольны полицией, все хотят, чтобы
    везде стояли камеры наблюдения, – и их, в общем, можно понять. Но самое
    интересное, что совершенно зашкаливающий уровень ксенофобии
    обнаруживается у людей, обитающих еще дальше от Парижа, в богатых
    зеленых пригородах. Они живут в собственных домах и никогда не ездят на
    метро – и притом невероятно боятся иммигрантов, требуют еще больше
    полицейских на улицах, еще больше камер, еще более серьезных наказаний
    для преступников. Это кажется странным – почему они так боятся
    иммигрантов, если они с ними практически никогда не сталкиваются? Я
    думаю, что их ксенофобию подпитывает экономическая неуверенность: может
    быть, они не выплатили до конца ипотеку за свой прекрасный дом, или они
    боятся, что, если иммигранты появятся в их квартале, цены на их
    недвижимость упадут, и переносят все эти тревоги на подростков, которых
    видят по телевизору.

  • Насколько ощущение безопасности на улице зависит от работы полиции?

  • Французы
    категорически не желают брать на себя ответственность за охрану порядка
    и считают, что этим должно заниматься государство: «Я плачу налоги, а
    дальше разбирайтесь уж сами». В Англии все устроено принципиально иначе:
    жители охотно объединяются для борьбы с правонарушителями, бдительно
    следят за тем, не околачиваются ли на их улице подозрительные личности и
    не лезет ли грабитель к соседу в форточку. По британским законам жители
    района даже могут получать копии отчетов местной полиции. Кроме того,
    они рассчитывают на то, что стражи порядка будут постоянно
    присутствовать в их жизни: обходить дома, знать, кого как зовут,
    поддерживать светскую беседу. Если район иммигрантский, ожидается, что
    участковые будут знать старейшин местной общины и поддерживать с ними
    связь. Неудивительно, что в Британии полицейские десятилетиями работают в
    одном и том же квартале, тогда как во Франции их могут переводить с
    одного места на другое каждые два года. Столь же разительно отличается и
    отношение к сотрудничеству с властями: после погромов в Лондоне в 2011
    году британская полиция распространила фотографии подростков, грабивших
    магазины, с призывом помочь их найти. Для среднестатистического
    англичанина это дело безусловно достойное, но если бы подобное произошло
    во Франции, все были бы в шоке: как, им предложили на кого-то доносить!
    Я думаю, это отчасти последствия Второй мировой войны: до сих пор силен
    комплекс вины за выдачу немецкому правительству французов-евреев.
  • Знаете ли вы примеры каких-то нестандартных мер, которые предприняла городская администрация, чтобы снять напряжение в обществе?

  • Из
    неожиданных примеров я могу вспомнить Стефана Гатиньона, мэра довольно
    неблагополучного округа Севран на северо-востоке Парижа. Когда в прошлом
    году правительство урезало бюджет на социальные пособия и борьбу с
    наркопреступностью, он поставил палатку у мэрии, позвал прессу и объявил
    голодовку, после чего просидел так пять дней, пока правительство не
    сдалось и не выдало необходимые дотации. Но это, конечно, безумие – во
    Франции 36 тысяч муниципальных глав, представляете, что будет, если все
    они поступят таким образом? Другой
    пример нестандартного подхода связан с переделом влияния на
    иммигрантском рынке в лондонском Брикстоне. Изначально его держали
    сомалийцы пополам с выходцами из восточной Европы, но недавно свою долю
    захотели получить приезжие из Афганистана, и один из них был убит. Чтобы
    предотвратить межнациональные конфликты и погромы, местные власти нашли
    полицейского, говорящего на фарси, и отправили его вести переговоры о
    мире к афганским старейшинам. Наконец,
    еще один пример – из итальянского города Турин, где существовало два
    неблагополучных иммигрантских района, жители которых наотрез
    отказывались обращаться с полицией. Мэр Серджио Кьямпарино в 2009 году
    придумал отправить туда толпы социальных работников с блокнотиками,
    которые ходили по квартирам и методично записывали жалобы на
    неработающие лампочки в подъездах и плохую уборку мусора. На протяжении
    нескольких месяцев все это чинили и отлаживали, после чего уровень
    безопасности в кварталах значительно вырос, хотя собственно о
    безопасности речь вроде бы и не шла. Кстати, мне рассказывали, что в
    Москве сейчас активно налаживают общение с муниципальными службами через
    интернет, и я думаю, что это отличная возможность жаловаться на то, что
    тебя не устраивает, и никуда для этого не ходить.
  • В
    России сейчас уровень ксенофобии стремительно растет, и только недавно
    было массовое выступление националистов в московском Бирюлево. Можно ли
    что-то с этим сделать?

  • На
    самом деле про это писал еще основатель социологии Эмиль Дюркгейм:
    когда общество неблагополучно, ему требуются козлы отпущения. Чаще всего
    таковыми оказываются люди, во-первых, отличающиеся внешне, а во-вторых,
    стоящие ниже всего на социальной лестнице. Очень легко обвинить чужаков
    в проблемах, затрагивающих всю страну, и государство должно иметь
    мужество этого не делать и не разряжать таким образом социальное
    недовольство. Научить толерантности, на самом деле, не так сложно: за
    время работы я пришла к выводу, что независимо от того, идет ли речь о
    религиозных, этнических или культурных различиях, идеальные кандидаты на
    роль посредников – это молодые матери с колясками. У них всех
    исключительно похожий образ жизни и одинаковые и очень понятные
    интересы: чтобы было спокойно на улицах, чтобы были хорошие школы; им
    легче всего налаживать контакты. Если в неблагополучном районе создать
    место, где молодые мамы разных национальностей смогут встречаться и
    общаться между собой, считай, полдела сделано.
  • После
    беспорядков в Париже в 2005-м вы были членом комиссии, оценивавшей
    предложения, как снять напряжение в неблагополучных регионах и
    предотвратить повторение конфликтов. Какие идеи оказались самыми
    полезными?

  • Моя любимая
    идея была, на самом деле, очень простой: когда речь шла о
    неблагополучном квартале с высоким уровнем преступности, один архитектор
    предложил просто снести два здания и построить на их месте торговый
    центр – достаточно крупный, чтобы туда стали приезжать люди из соседних
    районов. И тогда подростки, раньше тусовавшиеся в подъездах,
    волей-неволей начали встречаться и взаимодействовать с людьми из более
    благоустроенного мира, и это само по себе постепенно поменяло их
    поведение. Потом, конечно, можно снести еще два здания по соседству и
    построить спортивный комплекс с бассейном, затем разбить парк – но,
    вообще, для начала хватит и этого. Не стоит недооценивать цивилизующее
    влияние торговых центров.

Вечером 26 июля Франсуа Моленс, прокурор Парижа, представил первые данные расследования
GEOFFROY VAN DER HASSELT / AFP

Двое преступников захватили заложников в церкви города Сент-Этьен-дю-Рувре утром 26 июля. Террористы убили 86-летнего священника Жака Амеля (Jacques Hamel). Еще один человек 86 лет, прихожанин церкви, был тяжело ранен, но сейчас его жизни, как заявил вечером 26 июля прокурор Парижа, ничто не угрожает. В ходе штурма оба преступника «были нейтрализованы». Один из нападавших был опознан.

Ниже – хроника, которую сайт RFI вел в течение всего этого страшного дня, а сначала – данные, которые обнародовал вечером во вторник, 26 июля, прокурор Парижа Франсуа Моленс.

Террористы ворвались в церковь в 9:25.

В заложниках оказались шесть человек: настоятель церкви, три монахини и двое верующих. Одной монахине сразу удалось убежать. Прибывшие на место спецназовцы в первые минуты попытались вести переговоры. Затем террористы (уже убившие священника) вывели трех заложников к дверям церкви и пытались прикрыться ими как живыми щитами.

Террористы успели прокричать «Аллаху акбар!» и были застрелены спецназовцами BRI.

Жизни раненого верующего, которому тоже 86 лет, сейчас ничто не угрожает.

Опознан один из террористов. Им оказался Адель Кермиш (Adel Kermiche), родившийся 25.03.1997. Судя по описанию прокурора, именно тот А.К., о котором мы сообщали (см ниже).

После попытки поехать в Сирию Кермиш находился под стражей до 18 марта, а затем вышел с электронным браслетом и мог выходить из дома родителей в будние дни с 8:30 до 12:30, а в субботу и воскресенье – с 14 до 18. Он также должен был раз в неделю отмечаться в комиссариате полиции и не мог покидать территорию своего департамента (Приморская Сена).

Франсуа Моленс заявил, что прокуратура Парижа пыталась обжаловать решение об освобождении Кермиша из тюрьмы, но суд ее не поддержал.

Задержанным несовершеннолетним является гражданин Алжира, родившийся 18 августа 1999 года. Его старший брат, как мы и сообщали, уехал в Сирию воевать на стороне террористов. Прокурор добавил, что уехавший находится в международном розыске и уехал в Сирию с документами Аделя Кермиша.

11:05
Как сообщает Le Parisien, нападавшие ворвались в церковь около 10 утра c заднего хода и заблокировали все двери. В это время в церкви шла утренняя служба, на которой находились двое прихожан, священник и две монахини. Еще одной монахине удалось убежать и предупредить полицию.


Церковь Сент-Этьен, в которой произошел теракт.

Примерно через час, когда преступники вышли на паперть церкви, они были застрелены бойцами элитного подразделения полиции BRI.

Президент Олланд вместе с министром внутренних дел Бернаром Казневом уже прибыли на место. Олланд назвал произошедшее «подлым террористическим актом». Президент заявил, что двое нападавших называли себя представителями террористической группировки ИГИЛ.


Президент Олланд прибыл в Сент-Этьен-дю-Рувре вскоре после теракта. Слева — бойцы спецназа BRI, ликвидировавшие террористов
Boris MASLARD / POOL / AFP

Ранее специалисты по разминированию исследовали церковь, чтобы убедиться, что преступники не оставили там взрывчатку. Об этом сообщал официальный представитель МВД Пьер-Анри Бранде.

Антитеррористический отдел прокуратуры Парижа начал расследование по факту преступления.

Президент заявил, что встретился с семьей убитого священника.


Священник Жак Амель (1930-2016)
HO / http://ser-ta-paroisse.over-blog.org/ / AFP

Олланд также назвал теракт «ударом по всем католикам». Сегодня вечером президент примет в Елисейском дворце архиепископа Руана монсеньора Лебрана. Завтра, в среду 27 июля он соберет у себя представителей религиозных культов Франции.

Городок Сент-Этьен-дю-Рувре находится в 8 км от Руана и в 110 км к северо-западу от Парижа. Население городка – 28 тысяч человек.

Напомним, в апреле 2015 года (Sid Ahmed Ghlam) по обвинению в планировании вооруженного нападения на католические церкви в парижском пригороде Вильжюиф, а также на парижскую церковь Сакре-Кер. В его автомобиле и дома нашли целый арсенал: 4 автомата, 2 револьвера, бронежилеты. Глам также подозревается в том, что утром 19 апреля застрелил 33-летнюю жительницу Вильжюифа. Следствие располагает данными о том, что руководство подготовкой терактов осуществлялось из Сирии.

14:04
Как сообщает Figaro, один из двух нападавших должен был находиться под контролем полиции (в марте 2016 году прокуратура Парижа обращалась в суд с запросом о том, чтобы на него надели электронный браслет, но суд отказал в запросе). В 2015 году этот человек пытался уехать в Сирию, но был остановлен на турецкой границе и отправлен назад.

14:44
В свою очередь, телеканал ITele сообщает, что подозреваемый с марта 2016 года все-таки носил электронный браслет и ему было разрешено выходить из дома с 8:30 до 12:30. Сегодняшний теракт, напомним, произошел около 10 утра.

14:50
Мухаммед Карабила, имам мечети Сент-Этьен-дю-Рувре (и по совместительству председатель Регионального совета мусульман Верхней Нормандии), заявил о том, что потрясен убийством своего друга, священника Жака Амеля.

15:27
Монахиня, которой удалось сбежать при захвате заложников, рассказала Le Figaro о том, как все происходило. «Они говорили по-арабски. Я видела нож. Я убежала в тот момент, когда они схватили святого отца Жака. Когда я убегала, я не могла представить, что они сотворят». Монахиня, которая служит в церкви соседней коммуны, отказывается называть свое имя и «находится в шоке», сообщает газета. С ней сейчас работают психологи.

15:42
AFP сообщает, что один человек задержан по делу о теракте в церкви Сент-Этьен.

16:00
Газета La Tribune de Genève сообщает , что один из нападавших, 19-летний француз A.K., 14 мая 2015 года был задержан в аэропорту Женевы после его высылки из Турции. По информации газеты, задержанный провел несколько дней в тюрьме Champ-Dollon (пригород Женевы) и был выслан во Францию. Во Франции он год отсидел в тюрьме, а затем вышел и был обязан носить электронный браслет.

Издание также сообщает, что A.K. дважды пытался уехать в Сирию: один раз через Мюнхен, другой – через Женеву.

16:19
По информации журнала Le Point, тем самым единственным пока задержанным по делу о теракте является 16-летний знакомый А.К. По сведениям журнала L”Express, старший брат задержанного, вероятно, уехал в Сирию весной 2015 года.

16:36
Отец Жак Амель родился в 1930 году в департаменте Приморская Сена (там же находится и церковь). В 1958 году он был рукоположен. Вот что рассказал о погибшем в интервью RFI архиепископ Руана монсерьор Лебран:

«Это был очень преданный своему служению человек. Он был счастлив в этой церкви, лично знал очень многих прихожан. Этот человек никогда не старел. Было даже удивительно наблюдать, какая жизнеспособность и энергия были у этого человека в его возрасте. Он всегда был готов прийти на помощь, участвовал во всех праздниках и собраниях… О нем скорбят все местные жители. Я буквально чувствую эмоции всех горожан – как можно было трогать такого человека? Человека в таком преклонном возрасте, человека, который всегда помогал ближним? В этом есть что-то, что переходит все границы понимания».

Две заупокойные мессы по убитому священнику пройдут сегодня вечером: в 18 часов – в Руанском соборе, в 19 – в лионской церкви Сен-Жан.

16:55
Мухаммед Карабила, имам мечети городка Сент-Этьен-дю-Рувре, назвал отца Жака Амеля «человеком, посвятившим свою жизнь другим». «Наши религиозные общины сотрудничали, – рассказал имам. – В течение 18 последних месяцев, с тех пор, как во Франции начались теракты, мы устраивали общие собрания и много общались».

17:10
Как сообщает Le Figaro, в последнем номере французской версии своего пропагандистского журнала террористическая группировка ИГИЛ призвала атаковать церкви: «Всегда атакуйте наиболее посещаемые места, такие как туристические достопримечательности, торговые центры, синагоги, церкви, масонские ложи, представительства политических партий, места молитв отступников».

17:30
В доме одного из террористов проходит обыск, сообщает журналист издания 20minutes.

17:50
Террористы напали на церковь с двумя ножами, старым, «не действовавшим, пистолетом» и фальшивой «взрывчаткой», пишет Le Figaro со ссылкой на полицию. Сообщается также, что к 16 часам минеры завершили пятичасовую операцию по обнаружению в церкви и рядом с ней взрывных устройств. Ничего не было найдено.

18:00 На сайте Национального института телерадиовещания (INA) сохранилось видео репортажа, снятого о священнике Жаке Амеле в 2009 году. Съемки прошли внутри церкви Сент-Этьен:

18:15
Телеканал RTL дает свидетельство двоих людей, знавших одного из террористов . Как утверждает свидетель, два месяца назад, выходя из мечети, подозреваемый произнес фразу «Я атакую церковь». «Клянусь жизнью моей матери, я ему не поверил. Он много чего говорил», – заявил свидетель. Он добавил, что это был «нормальный парень, как все». «Я не знаю, что с ним случилось, и что ему пришло в голову, – сказад свидетель. – Ему явно свернули мозги. Кто, где и когда – не имею ни малейшего представления».

18:45 Франсуа Олланд поговорил с Папой Римским, «чтобы выразить ему скорбь французского народа после подлого убийства святого отца Жака Амеля двумя террористами в его церкви в Сент-Этьен-дю-Рувре», – сообщила пресс-служба Елисейского дворца. «Все будет сделано для того, чтобы защитить наши церкви», – пообещал Олланд папе Франциску.

20:00
Президент Олланд начинает обращение к нации. В принципе, можно предсказать, что он скажет (о единстве нации, которую снова поразили в самое сердце, и о том, что терроризм будет побежден), но теоретически нельзя исключать и новые важные заявления. Следите за нашей трансляцией.

20:05
Заявление получилось коротким. Общий смысл: «Мы в войне, и мы ее выиграем». «Эта война будет долгой», – предупредил президент.

«Атаковать церковь, убить священника – значит осквернить Республику, которая гарантирует свободу совести», – заявил Олланд и призвал жителей страны к единству, напомнив, что «террористы хотят нас разделить и противопоставить друг другу».

Никаких новых мер не предложено. Впрочем, странно было бы их ожидать: в последний раз «новые меры» (в их числе – продление чрезвычайного положения на 6 месяцев) были предлождены после теракта в Ницце, меньше двух недель назад.

20:30
В Лионе прошла католическая церковная служба, в которой приняли участие мусульмане и иудеи.

Фото телеканала ITele.

На этом мы завершаем нашу онлайн-трансляцию. Следите за другими новостями на нашем сайте завтра, 27 июля.

УК Франции классифицирует имущественные преступления на две большие группы: злостное приобретение (похищение, вымогательство, мошенничество, злоупотребления) и иные посягательства на имущество (приобретение имущества, добытого заведомо преступным путем, уничтожение, повреждение и порча имущества, посягательства на системы автоматизированной обработки данных).

В статье 311-1 французского УК vol (похищение) определяется как злостное (frauduleuse) изъятие чужой вещи*(29)
. Данное преступление объемлет все виды похищений в нашем понимании (кражу, грабеж, разбой), а также временное заимствование вещей и присвоение находки*(30)
. Понятием vol не охватываются мошенничество, вымогательство и присвоение вверенного в нашем понимании (последнее влечет ответственность по общей норме об имущественном злоупотреблении доверием).

Vol, как и германская кража, это преступление против собственности. Поэтому наличие или отсутствие корысти, отсутствие имущественного ущерба не влияют на квалификацию по этой статье. Это сближает французскую систему имущественных преступлений с германской.

Предмет похищения закон определяет как “вещь” (chose). В правоведении единодушно признается, что предметом vol могут быть только телесные движимые вещи (meubles corporels). Как и немецкие, французские юристы отмечают несоответствие гражданско-правового и уголовно-правового понимания недвижимости: “Уголовное право не принимает в полном объеме подходы, фикции гражданского права, и лицо может быть признано виновником похищения недвижимости, которой являются рыбы прудов, голуби голубятен, животные и предметы сельского хозяйства, ковер лестницы здания, и т. п. Возможно также похищение частей, отделенных от недвижимости. Нельзя похитить дом, даже если его демонтируют по частям, но будет вина в похищении камней, кирпичей, ставней и т. д., по мере вывоза. Нельзя похитить карьер, но можно похитить материалы, которые он производит, и точно так же урожай, который является недвижимым на корню, но становится движимым, как только эта связь с землей прервана.

Как и в Германии, во Франции невозможно похищение в отношении бестелесных вещей и иных нематериальных благ. “В отношении бестелесных движимых вещей (движимых прав), которые не могут быть предметом прямого захвата, изъятие может относиться к телесной движимости, которая служит материальным носителем: рукопись, план, документ, магнитная лента, информационная дискета”.
В 1989 г. по конкретным делам были приняты судебные решения, породившие дискуссию о возможности похищения информации. В первом случае виновным вменялось похищение дискет и их информационного содержания. Во втором виновный скопировал документы в организации и передал их конкуренту. В настоящее время господствует точка зрения о том, что похищение информации невозможно и речь идет о похищении ее материальных носителей дискет и документов.

Такая позиция возможна ввиду того, что во французском праве, как уже отмечалось, стоимость и экономическая ценность вещи не имеет правового значения, а, с другой стороны, французское право рассматривает в качестве похищения и временное завладение вещью. Например, похищение документов во втором случае выразилась в том, что виновный завладел ими на время копирования. Французское право признает возможность похищения “флюидов”, как-то: водопроводная вода, электричество, газ, искусственные холод или тепло. “Их осязаемая вещность не вызывает сомнений, даже если осязаемость их необычна.

Однако судебная практика признала необоснованной квалификацию в качестве похищения незаконного использования телефонной связи, компьютерных информационных систем, а также незаконное принятие кодированных телевизионных программ. После таких судебных решений в прежний УК Франции в 1987 г. были внесены дополнения, предусмотревшие ответственность за подобные действия. После принятия нового Уголовного кодекса нормы об этих преступлениях были перенесены в Закон о свободе связи (1986 г.).

Похищаемая вещь должна быть “чужой”. В качестве чужой рассматривается и вещь, находящаяся в общей собственности виновного и другого лица. Тот, кто распоряжается такими вещами, “распоряжается и частью вещей, которые ему не принадлежат”.
Не могут быть похищены вещи, которые не принадлежат никому (res nullius). К этой категории относятся оставленные вещи, т. е. те, в отношении которых собственник отказался от своего права, бросил их. Потерянные вещи к этой категории не относятся и остаются чужими, поэтому присвоение находки квалифицируется как похищение.

Обязательным элементом похищения является злостный умысел (l”intention frauduleuse).
В большинстве случаев констатация “злостности” состоит в установлении умысла как общего, так и специального. Общий умысел сводится к осознанию характера своих действий и волевой направленности на их совершение. Специальный умысел аналогичен цели, и его содержание проявляется в намерении вести себя в качестве собственника изымаемой чужой вещи. Этот специальный умысел (цель) нельзя смешивать с корыстным мотивом, так как намерение приобрести имущественную выгоду для себя или другого лица не является существенным признаком похищения во Франции, как и в Германии.

В качестве самостоятельного преступления в главе о вымогательстве УК Франции определяет шантаж (chantage), который отличается от вымогательства характером угрозы. Шантажист угрожает оглашением как действительных, так и выдуманных фактов, умаляющих честь или способных лишить уважения к потерпевшему. Наказание за шантаж увеличивается (до семи лет лишения свободы), если шантажист привел свою угрозу в исполнение.

К деяниям, примыкающим к мошенничеству, УК Франции относит: злоупотребление невежеством или слабостью с целью побудить лицо к совершению очень для него невыгодного действия или бездействия. В качестве злоупотреблений УК Франции выделяет: злоупотребление доверием, злоупотребление залогом или арестованным имуществом; организацию фиктивной неплатежеспособности.

Франция, как и Германия, отказалась от традиционного понимания злостного и неосторожного банкротства, однако реформа была проведена на десятилетие позже германской. Законом N85-98 от 25 января 1985 г. было определено, что во Франции не различается банкротство злостное и неосторожное. Единое наказание было установлено по общей норме о банкротстве, сформулированной в ст. 197 данного акта, определившей четыре способа совершения этого преступления.

“Составляющим элементом” банкротства признается возбуждение конкурсного производства в отношении должника. Для уголовного преследования достаточно дождаться начала судебных оздоровительных мероприятий, которые, согласно французскому праву, обязательно предшествуют конкурсу.

2,95%, в 2,84%, в 1,92%, в 1,8%, в 1,5%, в 1,36% и в Канаде 1,3%.

Более качественно может определить уровень преступности в любой стране показатель или коэффициент убийств на 100000 человек, во Франции он равен 1,1, это средний результат для Евросоюза, например, в Испании 0,8, в 0,6, совсем безопасно в 0,3.

65% жителей Франции не боятся ходить ночью по улицам своих городов в одиночку, это также средний результат для Евросоюза.

В Париже конечно хватает нелицеприятных граждан, среди них и иммигранты. Аферисты предлагают хитроумные на их взгляд методы обмана иностранных туристов, которые в первую очередь рассчитаны на жадность и алчность, на такие штуки активно попадаются туристы из западной Европы, нельзя сказать, что нашим туристам не нужны лишние деньги или они не так ими дорожат, но совсем смешно когда к Вам подходит чернокожий молодой человек и поднимает у Ваших ног золотое кольцо и предлагает по братски выкупить его Вам за сущие копейки, но европейцы на эту удочку ведутся из года в год. При путешествии по Франции знайте, что ничего бесплатного в мире нет, тем более на этой земле. Также рекомендуем стороной обходить неблагополучные районы, особенно север Парижа.

Францию можно поставить на первое место по уровню криминогенной обстановки, которая сложилась вокруг туристов, во многих рейтингах, что описывают безопасность эта страна довольно сильно обогнала Испанию или Италию, которые считаются неоднозначными в данном вопросе. Особенно высока преступность в крупных городах в Париже, Марселе и Ницце. Лазурный берег очень притягателен для преступников и аферистов всех мастей, так улов тут максимальный, кругом миллионеры, Феррари, Ламборджини и прочее очень сверкающее на солнце.

Если Вы приехали во Францию на своем автомобиле, то это также привлечёт нездоровый интерес у бывалых правонарушителей на материальной почве, в этом смысле за местного простолюдина можно замаскироваться если взять автомобиль напрокат во Франции с французскими номерами.

Карманники орудуют на вокзалах, в музеях, центральных, площадях рынках и торговых центрах, не редко в воровство впутаны дети и женщины, под которыми также можно ожидать увидеть правонарушителя.

Терроризм во Франции. Париж 13 ноября 2015 года

Пятница 13 ноября 2015 года изменила многие представления о безопасности Франции, в частотной это касается Парижа. Террористические атаки Исламского государства унесли по крайне мере 129 жизней мирных граждан, самая кровавая драма произошла на рок-концерте Eagles of Death Metal в «Батаклане», где погибло 90 человек.

Впрочем, лицо опасности во Франции не изменилось, как и раньше главную угрозу представляют выходцы из исламских государств и беженцы. Только сегодня эта боязнь увеличилась в десятки раз. Террористическая атака 13 ноября 2015 года была направлена не на туристов, а именно на рядовых французов, так как произошла не в центральном или туристическом районе города, Эйфелева башня не пострадала, тоже касается Лувра и других мест скопления иностранных туристов. Место теракта выбрано как место наибольшего скопления праздных людей на вечер пятницы, это футбольный стадион, различные бары, кафе и клуб с концертом. Тем не мене это не значит, что туристы не могут пострадать и в дальнейшем, например, уже известно, что во время терактов погибла российская гражданка, постоянно проживающая в Париже.

Ехать или не ехать в Париж

Многие кто успел купить туристическую путевку в Париж или запланировал такую поездку вероятно от нее не откажутся, поедут и будут с испуганными глазами бродить по Парижу всматриваясь в подходящих людей, ища в них террориста- смертника в толстовке или с автоматом в сумке, смотреть на проезжающие автомобили и следить не откроется ли окно и не высунется ли из него дуло «калашника».

Туристы, которые еще не оплатили за поездку, наверняка откажутся от поездки, то же можно говорить и про посещение столицы Бельгии города Брюссель, где были пресечены готовящиеся теракты, аналогичное произошло в городе Ганновер. Кстати все террористы приехали во Францию в Париж из Германии, Берлина.

Увидеть Париж и не умереть

Крылатая фраза из кинофильма Александра Прошкина 1992 года «Увидеть Париж и умереть» сегодня имеет более угрожающий оттенок. Туристы часто используют эту фразу, критикуя Париж, например, за его высокие цены, нерасторопный сервис, засилье туристов, возможности очень сильно устать в многочленных экскурсиях, ходьбе по Лувру и так далее. Сегодня эта фраза больше имеет прямой смысл, а не переносный.

До окончания войны в Сирии не рекомендуется отправляться во Францию вообще, такое решение даже рассматривали в правительстве России дабы отменить вообще авиасообщение с этой страной. Туристы и сами понимают какое это неподходящее место и время. Напомню, что в Париже или во Франции отмены большинство грядущих культурных или концернах мероприятий, свои гастроли отменили многие американские эстрадные звезды или перенесли на начало 2016 года. Парижане и сами не намерены создавать скопление народа, в впервые недели после теракта люди передвигались бегом по улицам по одиночке, случайная запущенная петарда вызвала огромный переполох, когда люди бросились в метро создавая давку и случаи травмирования.

Самые опасные места во Франции

Стоит ожидать, что кража может быть осуществлена в Париже на площади Пале-Рояль, в Сен-Жермен-де-Пре, в саду Тюильри, у моста Сольферино и на набережной Сены.

Храните ценности в сейфе, лучше сделать копию документов и носить их с собой. Не стоит откликаться на различные просьбы от этнических мигрантов, в том числе от граждан, у которых не совсем белая кожа.

Вы, наверное, вспомните о большом количестве полицейских боевиков французского производства, в этих фильмах местная полиция устаревает грандиозные перестрелки с участием тяжелых автоматов, непременно будут погони на автомобилях и закрученные хитросплетения сюжета, все это взято не с потолка, это французская реальность. В последние десятилетия французский бандитизм набрал обороты, автомат Калашникова давно заменил револьвер. Париж не является единственным криминальным городом, наплыв туристов несколько затмевает криминальные разборки, так опасным городом считается Марсель с молодежными разборками с применением огнестрельного оружия, в пример можно привести действительно образец для криминального фильма со зрелищными сценами как погоня на автомобилях с раздачей автоматных очередей по толпам прохожих. Париж как-то лишен подобных сцен, по крайней мере это касается исторической части, разборки если случаются, то только в пригородах где и обитают бесперспективные люди, которым остаётся только творить насильственное беззаконие, например не стоит оправляться иностранным туристам в Сен-Дени или вообще в 18 округ, местные жители тут могут быть так запуганы преступностью, что никогда не придут на помощь, тоже может касаться и полицейских, лучше обождать когда все уляжется, и преступники уйдут с места преступления. Так полиция не редко просто сдает некоторые районы преступникам и там вообще не появляется.

Государство не имеет власти прежде всего там, где количество эмигрантов приближается к половине населения, например, в департаменте Сен-Сан-Дени (57%), Валь-д’Уаз (38%), Валь-де-Марн (40%), интересно что и в Париже сейчас 41% населения — это иностранцы, и можно заключить что беззаконие творится в 41% районов и улиц Парижа, беспрецедентный вариант конечно же город Марсель, который можно назвать самым опасным в Европе.

Мафия, которой нет
Чем промышляют криминальные кланы во Франции

Во Франции действует не менее 20 крупных криминальных, территориальных и этнических сообществ. Такие выводы содержались в секретном докладе Police Judiciaire (PJ, «Судебная полиция» – Управление в составе МВД страны, занимающееся борьбой с организованной преступностью), попавшем в руки журналистов Le Figaro в 2012 году. С тех пор в открытом доступе более свежей официальной информации о преступных синдикатах и кланах не появлялось. Тем не менее эксперты уверены, что ситуация в этой области лишь ухудшилась. На чем специализируются действующие на территории Франции гангстеры, как они взаимодействуют между собой и какие междоусобные войны ведут – разбиралась «Лента.ру»

«Цыгане» против «Черных»

Марсель давно стал ареной разборок между враждующими группировками. Крупнейший торговый порт Франции и всего Средиземноморья служит главным перевалочным пунктом наркотрафика из Северной Африки и Латинской Америки в Европу. Цена контроля этой логистической цепочки – около 150 миллионов евро в год. Войну за эти денежные потоки ведут две основные марсельские банды: «Цыгане» и «Черные». В активную фазу конфликт вступил еще летом 2008-го, после убийства одного из клана «Черных», объединяющего выходцев с Коморских островов. Они заподозрили в причастности к этой расправе главарей «Цыган» – братьев Николя и Франсуа Бенглеров – и нанесли ответный удар. В январе 2009-го пятерых «цыган» расстреляли из автоматов: трое погибли, двое были тяжело ранены.

В 2012 году префект двух марсельских округов Самия Гали, где столкновения происходили особенно часто, не выдержала и публично обратилась к центральным властям страны с требованием провести в Марселе армейскую операцию для зачистки города от гангстеров. До этого не дошло, все вроде бы затихло. Однако затем спираль бандитского противостояния раскрутилась вновь.

О перестрелках сообщают почти каждую неделю. Согласно полицейским данным, жертвами этой войны только в нынешнем году стали более 20 человек, столько же получили ранения. Причем разборки и убийства проводятся нарочито демонстративно – с погонями и очередями из автоматов. Как утверждают полицейские источники, применение «калашниковых» считается среди марсельских бандитов хорошим тоном.

Балканский след

Хотя во Франции действует один из самых жестких в Европе законов об обороте оружия, достать автомат, если знать где, – не проблема. Бандитов вооружают в основном албанские и сербские криминальные группировки. После войны в Югославии бесхозными оказались сотни тысяч, если не миллионы стволов, растасканные с армейских складов. Норма прибыли в этом бизнесе доходит до 500 процентов. В балканских странах «калашников» китайского производства стоит 450 евро, во Франции он продается уже за 2,5 тысячи. Кстати, именно албанцы, как считают следователи, продали через немецкого посредника автоматы террористам, совершившим теракты в Париже в ноябре 2015 года.

У албанского криминалитета вообще широкий профиль: угон престижных автомобилей, контрабанда сигарет, подделка документов, подпольные бордели, рэкет, наркотики. Албанским бандам удалось выйти на французский и общеевропейский криминальный «рынок» благодаря двум обстоятельствам. Во-первых, как говорят полицейские, это особая жестокость – албанцы расстреливали конкурентов или потенциальных противников по любому поводу и без него, просто для устрашения. Во-вторых, они заручились поддержкой итальянских коллег из небезызвестной «Ндрангеты», давно закрепившихся на французском Лазурном Берегу и в других южных регионах Франции.

Корсиканские страсти

Долгое время на острове процветал «Корсиканский союз», Unione Corse, – мафиозная структура, объединявшая все местные группировки. Основной бизнес – транспортировка героина в Нью-Йорк. Однако этот канал был перекрыт, и союз распался на несколько банд. Север контролирует преступное сообщество с романтическим названием «Морской бриз» (по названию кафе, облюбованного главарями в городе Бастия). На юге острова хозяйничает группировка «Маленький бар» (есть такое заведение в городе Аяччо).

Занимались рэкетом, грабежами, контрабандой. Гастролировали в материковой части Франции, совершая налеты и другие преступления. Корсиканцев также нанимали их коллеги с «большой земли» как киллеров.

Между собой корсиканские кланы вели настоящую войну. В период очередного обострения в середине 2000-х в перестрелках погибли более 100 человек с обеих сторон. Впрочем, просто застрелить противника тут не считалось большой доблестью. Ценился изысканный подход к выполнению задачи. В частности, ритуал под названием «автомобильное барбекю»: уже убитого врага укладывали в багажник, а машину поджигали.

Всего за 30 лет жертвами корсиканских криминальных войн стали более 370 человек, в том числе чиновники, полицейские и простые граждане, оказавшиеся не в то время не в том месте.

В 2012 году война кланов достигла такого размаха, что в ситуацию вмешался премьер-министр страны Жан-Марк Эро. Он заявил, что уровень насилия на острове находится на недопустимом уровне, и распорядился усилить борьбу с организованной преступностью. Острую фазу противостояния удалось погасить, но разборки с применением оружия периодически случаются на острове до сих пор.

Впрочем, изменился и характер деятельности местных ОПГ. Теперь они специализируются на более тихих, но весьма доходных статьях криминального бизнеса: отмывании денег, махинациях с недвижимостью (в том числе за границей), подпольных тотализаторах. Есть данные, что корсиканцы хорошо вложились в букмекерские конторы и могут влиять на исход проводимых во Франции спортивных соревнований.

Китайские товарищи

По оценкам Police Judiciaire, азиатские, в основном китайские группировки отличаются наибольшей скрытностью. Вести агентурную работу против этих сообществ практически невозможно: в их структуры никто не сможет внедриться. Однако отрывочные данные, которые все-таки доходят до полиции, свидетельствуют, что основной бизнес китайских группировок во Франции – подпольные публичные дома, замаскированные под массажные салоны.

Подобные заведения процветают в Париже и других крупных городах. За нарушение миграционного режима работниц этих притонов не привлечешь – азиатки легализуются, вступая в фиктивные браки с пожилыми французами. Пенсионер получает деньги, а «массажистка» – вид на жительство и, впоследствии, гражданство. Другой весьма доходный бизнес китайцев – производство или контрабанда контрафактной продукции, которая сбывается в крупных туристических центрах.

С миру по нитке

Французские власти отдельно выделяют «русскоговорящую мафию». Этим термином обозначаются все группировки из эмигрантов с постсоветского пространства. Среди них особо опасной считается грузинская мафия. Выходцы из этой страны перенесли на французскую почву строгую иерархическую структуру преступных сообществ, создали разветвленную сеть филиалов в крупных городах, отметились кровавыми разборками. В частности, в 2011 году в Ницце грузинские боевики расстреляли представителей армянской и чеченской диаспор, которые также вели там преступный бизнес.

Грузинские группировки заняты в основном мошенничеством (продажа автомобилей со скрученным пробегом), рэкетом (дань взимают прежде всего с соотечественников-предпринимателей), не гнушаются грабежами и кражами. Вырученные деньги вкладываются в недвижимость и инвестируются во вполне легальные компании.

Аналитический департамент Police Judiciaire констатировал в прошлом году рост количества и активизацию деятельности целого набора других этнических группировок: румынских, болгарских, из стран Прибалтики, африканских, латиноамериканских и так далее. Не сидят сложа руки и доморощенные банды. Так, всплеск насилия в последние месяцы отмечен на севере Парижа, где столкнулись две арабские группировки.

При этом на протяжении многих лет власти страны избегают называть преступные сообщества «мафией» (за исключением корсиканцев) и говорят об отсутствии в стране собственно французской организованной преступности. Возможно, это и так. Зато с успехом действует настоящий криминальный интернационал.
Михаил Куракин